top of page
  • Writer's pictureAnna Zakharyan

Армянский фактор в истории средневековой аварской государственности

15 Айтберов Тимур Ин-т истории, археологии и этнографии Даг.НЦ РАН, Махачкала (Այթբերով Թիմուր) (Второе Албанское царство)

Говоря об армянском факторе в историческом развитии этнических дагестанцев, неправильным будет в расчет брать только современную ситуацию в ее географическом аспекте. Следует обращать внимание и на два, как минимум, момента. Первый – наличие пласта армянской культурной лексики в дагестанских языках, о чем писали еще в довоенные годы. Второй – отмеченное рядом письменных источников различного происхождения, а также иными материалами, проживание значительных масс григорианского (армяноязычного и ираноязычного) населения на границах современной Республики Дагестан (РД), в таких, причем, зонах, где имело место – в пределах современного Азербайджана (АР) – соприкосновение последнего с этническими дагестанцами. На протяжении уже более чем столетия авторитетные медиевисты и кавказоведы (к примеру, А.Е. Крымский и В.Ф. Минорский) предпринимали попытки разобраться в содержании главных источников на армянском и грузинском языках о Втором Албанском царстве. Результаты своих разысканий они опубликовали еще в I пол.ХХ в. Трудно, конечно, думать, что ученые разобрались с содержанием древних текстов полностью. Нужны новые факты, которые позволят уточнить хронологию и генеалогию, очередность событий и т.д. В качестве ценных источников, содержащих неизвестную ранее информацию о Втором Албанском царстве, могут послужить, к примеру, памятники армянской, армянографической албанской и грузинской эпиграфики, которые уже обнаружены или будут обнаружены в будущем – на территории горной части северо-западного Азербайджана, Грузии и западного Дагестана. Другая группа источников может быть выявлена на полях древних армянских и грузинских рукописей, а также в виде палимпсестов с текстами на дагестанских и иных языках. При таком состоянии вопроса о Втором Албанском царстве, – не имея смелости браться здесь за его историю, как реально существовавшего на Кавказе средневекового государства – попытаемся высказать свои соображения о некоторых сторонах его жизни: в аспекте влияния его на общественно-политическое и культурное развитие, и этническое сохранение во времени и пространстве аварского народа (1. Об этнониме см.Ш.М. Хапизов, К вопросу о происхождении этнонима Awar //Вестник Института истории, археологии и этнографии. 2016. № 2 (46). С. 99-106.2 А.Ш. Мнацаканян, О литературе Кавказской Албании. Ер., 1969. С. 43-45, 60.), в первую очередь – закавказских аварцев и обитателей западной части Республики Дагестан.

1) Второе Албанское царство Багратидов просуществовало более двух столетий, имея центром г. Шаки / Нуха. Он расположен на западном склоне Главного Кавказского хребта – в бассейне Кишской речки, то есть в начале важной горной дороги, связывавшей Прикаспий с обширными землями, которые находились на берегах р. Куры. Через посредство данного царства распространялось в верхнем Присамурье и в Сулакском бассейне Дагестана (в первую очередь среди аварцев) религиозное и культурное влияние цивилизаций, господствовавших на Среднем Востоке и в частности на Южном Кавказе. Другой важный момент: в те времена, когда мусульманство господствовало в пределах закавказского Ширвана и большей части Южного Дагестана, именно через территорию центральной Албании могла осуществлять Армения – в лице существовавших тогда армянских царств и княжеств – практически свободный выход в западный Прикаспий. В советской историографии вопрос существования Второго Албанского царства особо не выпячивался, что имело место, скорее всего, по политическим соображениям. Вместе с этим, однако, царство зафиксировано в атласе карт, приложенных к такому авторитетному изданию, как опубликованная в Москве «Всемирная история». На карте «Страны Закавказья в IX-Xвв.», практически отражающую мнение Института истории АН, локализовано Второе Албанское царство на территории Грузинской ССР (Лагодехо-Кварельская зона) и Азербайджанской ССР. Речь идет, при этом, о пределах Закатальского округа, Нухинского уезда (бывшее Шекинское ханство – Т.А. ) Елизаветпольской губернии Российской империи. С 50-х гг. ХХ в. крупный армянский филолог А.Ш. Мнацаканян стал писать о Втором Албанском царстве, расположенном к северу от р. Куры, как об «армянской стране», как о южнокавказской территории, которую допустимо именовать «Закуринской Арменией» IX-XIIвв.2.Эта позиция опиралась на тот факт, что правители послеарабской Албании были представителями армянского этноса, сохранившими григорианство до сер.XIв. Однако она вызвала в отношении себя глубокое неприятие со стороны, прежде всего, соседей, по закавказскому региону СССР. Недавно вышла в свет солидная монография, написанная тремя видными северокавказскими авторами, которая отразила в определенной степени мнение не только Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской Академии наук, но также и позицию Московского Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. В ней жестко критикуется научная идея А.Ш. Мнацаканяна о левобережье Куры, как о закавказской территории «в значительной степени населенной армянами». Так названные российские исследователи ХХ Iв. винят А.Ш. Мнацаканяна в том, что он, «предвзято анализируя письменные источники, необоснованно» трактует «исторические факты», несущие информацию о Втором Ал-банском царстве(1).Эта характеристика, однако, кажется нам слишком резкой. Главным упущением фундаментального сочинения, созданного видным армянским филологом, видится нам прежде всего в том, что он не отметил место и роль аварского элемента в жизни Албании послеарабской эпохи. Здесь, однако, нельзя не указать на то обстоятельство, что со времен возвышения М.- Д. Багирова (1-й секретарь ЦК Компартии Азербайджана, позднее член Политбюро ЦК ВКПб) в Дагестане боялись говорить о давности проживания аварцев в восточном Закавказье и их месте в средневековой истории региона. Впервые территория закавказского Аваристана была полностью обрисована на базе всех практических источников и увязав со Вторым Албанским царством, в нашей книге «Закавказские аварцы»2.

2) Территорию Закатальского округа (ниже – ЗО )русские и западноевропейцы в XIXв. называли «садом Закавказья». Чертой, которую выделяли они особо при описании ЗО, являлся этнический состав, а главное – язык общения подавляющей массы местного населения. Выход этой брошюры был встречен в Азербайджане с возмущением (такой вывод можно сделать на основе беглого анализа их интернет-ресурсов).

Такие распространенные в восточном Закавказье средства традиционного общения местного населения, как языки грузинский и «татарский», т.е., азербайджанский, занимали там, даже в после-шамилевскую эпоху, весьма незначительное место1.Что касается Шекинской зоны на западных склонах Главного Кавказского хребта, превосходящей по площади ЗО и расположенной к юго-востоку от последнего, то она обладала специфическими чертами. Во-первых, Шекинская зона имела прямую связь с обширной равниной Курин-ского левобережья. Во-вторых, большой процент ее обитателей составляло издавна григорианское население, которое представлено было как дагестаноязычным племенем удинов, так и армянами втрое более многочисленными, чем последние. Это при том, что полновесные дагестанцы мусульманского вероисповедания в собственно Шекинской зоне были традиционно весьма малочисленны. Точнее, представлены они бывали потомками недавних переселенцев с гор современного Дагестана, которые, однако, уже в третьем-четвертом поколениях теряли языки предков. Происходило это по причине их малочисленности на прародине и этнической слабости, при отсутствии религиозной и иной литературы на родных языках и, как результат, быстрой ассимиляции. Данная группа этнических дагестанцев как бы подпитывала за свой счет окружающее мусульманское – что важно, пришлое – население Шеки и усиливало его физически и количественно, ослабляя исконный «дагестанизм» на территории восточного Закавказья. Получается, соответственно, что в исторических пределах Второго Албанского царства, куда не входил Кабалинский участок – часть закавказского Лезгистана2, проживали исторически три народа. Это были: аварцы, армяне, которые пришли из-за Куры, и грузины, которые двигались с ала-занского правобережья, в основном со времени распада Халифата Аббасидов. Поэтому -то и существуют основания ставить вопрос о роли Второго Албанского царства, в котором цари были этническими армянами, в истории аварского народа Кавказа. Ведь благодатная аварская зона восточного Закавказья занимала около половины территории этого царства.(1 См.Ш.М. Хапизов, С.М. Галбацев, Аварский Цор (Закатальский округ) в ХVIII – первой половине ХХ в. Махачкала, 2016.2 О лезгинском населении Кабалинского участка, входившего вXVIII – началеXIXвв. всостав Шекинского ханства, см.: например,Б.М. Гусейнова, Указ. соч., С. 5-7, 43-45.Здесь проживали также дагестаноязычные христиане, известные как удины ( лишь в двух-трех деревнях ).

Поэтому -то и существуют основания ставить вопрос о роли Второго Албанского царства, в котором цари были этническими армянами, в истории аварского народа Кавказа. Ведь благодатная аварская зона восточного Закавказья занимала около половины территории этого царства.

1 См.Ш.М. Хапизов, С.М. Галбацев, Аварский Цор (Закатальский округ) в ХVIII – первой половине ХХ в. Махачкала, 2016.2 О лезгинском населении Кабалинского участка, входившего вXVIII – началеXIXвв. всостав Шекинского ханства, см.: например,Б.М. Гусейнова, Указ. соч., С. 5-7, 43-45.Здесь проживали также дагестаноязычные христиане, известные как удины ( лишь в двух-трех деревнях ).

3) Географический и этнический факторы обосабливали, причем издавна, ту часть алазанского левобережья, которая примерно соответствует ЗО, а также – землям лежащим юго-восточнее. Справедливым видится поэтому мнение крупнейшего знатока исторической географии Кавказа – С.Т. Еремяна. Суть его заключается в данном случае в том, что закавказское образование III-Vвв., известное как Лпиния / Лепон , соответствует ЗО, если брать тут в общем1. В конце ХХ столетия стали, правда появляться сочи-нения, авторы которых (Б.А. Арутюнян, А.А. Акопян и др.) предлагали внести коррективы в указанное выше положение авторитетного исследователя Ашхарацуйца VII века, считая, что Лпиния / Лепон располагалась юго-восточнее Нухинского уезда, а не только ЗО2. В последнее время с обстоятельным разысканием по лпинскому вопросу выступил М.С. Гаджиев, попытавшийся показать верность точки зрения С.Т. Еремяна. Когда иранский шах Кавад Сасанид (488-531)стал – ликвидируя авто-номные единицы на территории своей империи – вести политику унификации административно-государственного строя, то он затронул и Лпинию- Лепон. Вместо данной государственной единицы, наследственные правители которой принадлежали – не исключено – к парфянскому роду Аршакидов, Кавад создал пограничную против нашествий северокавказских кочевников единицу, названную в источниках «Стена лпинов». Названная «Стена» представляла собой систему многочисленных фортов, объединенных каменной (?) крепостной стеной. Она простиралась от закавказских предгорных земель, которые находятся к юго-востоку от Шеки, и доходила вплоть до иранского древнего оборонительного комплекса, который был возведен Аршакидами (?) к северо-западу от Белокан, то есть вплоть до сооружения известного как «Врата против аланов». (1 С.Т. Еремян, Экономика и социальный строй АлбанииIII – VIIвв. // Очерки исто-рии СССР:III – IXвв. М., 1958. С. 304 («левобережье Алазани … называлось Лпинк»).См. также А.П. Новосельцев, В.Т., Пашуто Л.В. Черепнин, Пути развития феода-лизма. М., 1972. С. 40 («лпины… проживали… где-то на стыке нынешних Азербайджанской и Грузинской ССР»);В.Г. Котович, О местоположении раннесредневековых городов Варачана, Беленджера и Таргу // Древности Дагестана. Махачкала, 1974.С. 185-190 («Лпиния – зона города Шеки»).2 А.А. Акопян, Албания- Алуанк в греко-латинских и древнеармянских источниках. Ер.,1987. С. 88-89 (опираясь на мнение Б.А. Арутюняна: г. Шемаха и земли лежащие к западу и к юго-западу от него).

В эпоху шаханшаха Кавада иранцами были построены также, как можно думать, и поселения иранских военных и обслуживавшего их персонала. Если брать во внимание территорию традиционно аварской зоны восточного Закавказья, то изучение местной топонимики позволяет предположить, что поселения иранцев V – начала VIвв. возведены были у входов, как минимум, в три ущелья ЗО. Это – Мухахское ущелье (Динди), по которому проходила знаменитая «Лекетская дорога» (упоминается грузинами в VIIIв.), где стоит старинное поселение аварцев, имеющее иранское название Чардах; Джарское ущелье, ибоджар имеет значение «ущелье» в различных иранских языках; также и Белоканское (Билкан) ущелье. Позднее, при шаханшахе Хосрове Ануширване иранцы создали новую систему обороны кавказского региона, причем отличную от той, которая существовала при Кавад-шахе. Практически она не была связана со «Стеной лпинов», стоявшей в восточном Закавказье. Теперь против кочевого элемента степей Сасаниды подняли роль неприступного Хунзахского плато, всего Сулакского речного бассейна и прилегающих территорий Дагестана. Они, таким образом, перенесли свое главное внимание – после возведения Дербентского оборонительного комплекса – на горную зону Северо-восточного Кавказа ( чем повторили, возможно, опыт парфянских Аршакидов. В правление Сасанидских монархов VIIв. прорывы северокавказских кочевых сил в направлении земель, лежащих к югу от Дербентского оборонительного комплекса, заставили дополнить систему Хосрова Ануширвана. Были построены «Врата» в Мухахском ущелье («Лекетская»дорога, северо-восточным началом которой была Хасавюртовская зона РД), опиравшиеся на дагестаноязычное сел. Калял. Это был дополнительный элемент, – в виде хорошо укрепленного горского поселения, в котором преобладала раньше аварская речь, – усиление оборонительной системы, созданной на Восточном Кавказе Хосровом Ануширваном. При этом, однако, характеристика закавказского Арана, которая принадлежит Ибн ал-Факиху, причем восходящая, возможно, к словам сына самого наместника Арминийи VIIIв., а также сообщения грузинских источ-ников о ситуации в ЗО, которая сложилась там после походов Марвана ибнМухаммада, наводят на определенные мысли. Упоминание в них тогдашнего правителя территории ЗО, как лица являвшегося одновременно правителем авароязычных хунзахцев, а также – определение большей части аранских поселений как принадлежащих правителю аварского государства Сарир (столица – Хунзах), заставляют думать, что территория ЗО – зоны исконного расселения аварцев – была, скорее всего, передана( в рамках ре-формирования оборонительной системы Восточного Кавказа в I пол. VIв. Хосровом Ануширваном )под управление владык дагестанского Сарира.

4) В начале Аббасидской эпохи сложились предпосылки для форми-рования в восточном Закавказье – в пределах ЗО и Шекинской зоны – Второго Албанского царства во главе с армянской династией Багратидов из Тарона. Если в I пол. VIII в. весь Сарир был завоеван арабо-мусульманами, то во II пол. VIII в. положение изменилось. Аварские земли горного Дагестана, являвшиеся ядром Сарира с центром в Хунзахе, обрели независимость, при том, что в указанное время образуется автономное христианское княжество у восточной части грузинского этноса. В таких условиях, когда еще функционировал в полной мере аппарат халифатской провинции Арминийа, знатные армяне, что «прибыли из Тарона», закрепляются в восточном Закавказье. Местом их оседания стали предгорные местности с христианским по преимуществу населением, которые «превратились» после походов Марвана ибн Мухаммада «в леса дремучие»1.В качестве переселенцев выступали в данном случае «племянники» князя по имени «Адарнасе», отпрыска князя «Слепого», принадлежавшего к роду Багратидов. Последний, являлся реальной фигурой на арене кавказской истории VIIIв. Так, «Слепой» Багратид был «первенствующим князем» арабской Армении, которому дал это звание Марван ибн Мухаммад в 732 г. Он являлся участником арабо-хазарской войны, проходившей в При-каспии. Жил «Слепой» до 763 г., правда потеряв «должность», но не из-за недовольства арабов-мусульман, а по вине лидера антиарабского восстания, который, кстати, и лишил названного Багратида зрения. Далее, следует отметить также и то, что дядю вышеназванных знатных армян VIIIв., которые, придя из Тарона, обосновались в Шеки (Шаких), звали – согласно грузинскому источнику, – «Адарнасе», а у упомянутого выше «Слепого» Баг-ратида имелся – как установила армянская историография, – внук по имени Адарнасе / Атрнерсех2. При всем настороженном отношении кавказоведов

(1 Пролог / Летопись Картли. С. 41.2 Там же;К.Н. Юзбашян, Армянские государства эпохи Багратидов и ВизантияIX-XIвв. М., 1988. С. 52-54; 131;Вахушти Багратиони. История царства Грузинского /Пер., пред. и т.д.Н.Т. Накашидзе, Тбилиси, 1976. С. 125, 126.)

к грузинским письменным источникам ( из-за известного факта редактирования их в конце XVIIIв. ), в сообщении, которое говорит о прибытии родовитых таронцев в восточнокавказское Шеки, не видно выдумки. Итак, во II пол. VIIIв., когда позиции Аббасидов на Восточном Кавказе ослабли – в связи с обретением независимости многолюдной территорией, лежащей в труднодоступной зоне (горный Аваристан), – на западных отрогах Главного Кавказского хребта происходит другое немаловажное событие. В предгорной полосе утверждаются Багратиды. Удалось им сделать это, конечно, с дозволения мусульманской империи Аббасидов, которая озабочена была тогда проблемой сохранения своей власти на стратегически важной территории (между добившимся независимости неприступным Сариром и Бардинской зоной мусульманского мира), где утверждение и распространение вширь григорианства имело не короткую историю. Оно шло в течение уже нескольких столетий – со времен принятия данной формы монофиситства в Кабалинской Албании и в соседней Лпинии. Под властью названных выше родичей «первенствующего князя» Армении, который вошел в историографию Южного Кавказа как «Слепой» Багратид, то есть под властью знатных григориан, обретенной – как представляется, – покупкой (должностей у мусульманского наместника Арминийи) оказалась во IIпол. VIIIв. достаточно обширная и, причем, благодатная территория. Соответствовала она, насколько можно понять из наличных источников: большей части Нухинского уезда (в тексте – Шаких, то есть «Шеки»).Позднее их власть распространится на значительную часть территории ЗО, а также на Кварельско- Лагодехскую зону современной Грузии (в текс-те: «до самой Гулгулы»)1.Примерно в то же время еще одна знатная, вероятно, армянская, фамилия, чьей наследственной должностью – в период проживания где-то к югу от Аракса – была якобы питиахш, прибыла в пределы ЗО. Она, при этом, утвердилась на стратегически важной дороге, которая связывала Алазанскую долину с Прикаспийской равниной, причем с землями ее лежащими по обе стороны от Дербента. Свою власть указанная фамилия укрепляла там (территория будущего Елисуйского султанства) разными путями, к примеру, брак питиахши с женщиной «из рода» правителей «хунзахцев (хунз)»,то есть жителей Хунзаха – сарирской столицы. 1 Пролог / Летопись Картли. С. 41;Вахушти Багратиони. История… С. 125, 126.

На территории, которая «дарована» была указанной армянской фамилии, пришедшей, судя по всему, из-за Аракса, стояла в VIIIв. «крепость». Предоставил ее «питиахшам» конечно не грузинский «царь» Арчил (как утверждает грузинский текст, отредактированный в сефевидскую эпоху), а власти провинции Арминийа. Можно предположить, что, знатные пришельцы с юго-запада опираясь на данную крепость, взяли на себя несение охранной службы в пользу Аббасидов, сидевших в Багдаде. Одно из старых значений должностного термина питиахш – «правитель пограничной автономной области». Можно предположить, что члены отмеченной фамилии, армянского происхождения по определенной причине долго сохраняли память о себе в связи с данным иранским титулом (питиахш). Имело это место потому, что они с VIIIв. старались не допускать вторжений северокавказских кочевников (через Елисуйское ущелье) в пределы той части Закавказья, которая входила тогда в аббасидскую Арминийу. Арабские источники заставляют думать при этом, что дав определенную власть над Шеки и Елисуйским ущельем знатным армянам VIIIв., Багдад не терял политической осторожности. Даже в начале IXв. на Шекинском участке халифатский наместник Арминийи имел своего «представителя»1, вероятно мусульманина. Он вероятно должен был следить: как за простонародьем, так и за знатными григорианами, которые расселились в зоне в качестве приводного ремня между верхами и низами.

5) В эпоху существования аббасидской Арминийи территория буду -щего Албанского царства послеарабской эпохи входила в особый участок. Обладая названием «Кабала», последний являлся частью «Первой Арминийи»2, входившей, в свою очередь, в состав обширной общекавказской халифатской провинции «Арминийа». Такой административный порядок, сформированный мусульманами Востока, создал предпосылки для будущего территориального объединения – после полного распада системы политической власти халифов. Речь идет о соединении закавказских земель, простиравшихся по левому (преимущественно) берегу Алазани от Шекинской зоны (АР) до Кварельской зоны (РГ), причем под властью Багратидов, придерживавшихся григорианства и использовавших армянский язык. 1 В.Ф. Минорский, История Ширвана и ДербендаX-XIвеков. М., 1963. С. 44.2 Ибн Хордадбех, Книга путей и стран / Пер., коммент., исслед., указ. и картыН. Велихановой. Баку, 1986. С. 49, 108

В 20-е годы IXв. шекинцы, среди которых расселились в VIIIв. знатные таронцы, начинают выступать против халифатских наместников, сидевших на Куринском правобережье. При этом жители области Шеки делали это не как государственное объединение – княжество, а как этнос, не имеющий еще четко сформировавшийся институт княжеской власти в своей среде. В названных выше антимусульманских выступлениях шекинцев, правителями которых числились (со IIпол. VIIIв.) арабские назна-ченцы из рода Багратидов, присутствовали как минимум две стороны вопроса. Во-первых, там имело место естественное для многих обществ недовольство господством иноземцев (пришедших, в данном случае, из Месопотамии и Ирана), нежелание платить им подати и подчиняться их установлениям, то есть внутренние по характеру причины. Во-вторых, как думается, нельзя отрицать здесь и элементов подстрекательства со стороны соседних держав – Хазарии и Византии, которые начинают обретать к тому времени силы, достаточные для активного противостояния Халифату. В рамках названных антимусульманских выступлений шекинцы убили «представителя» кавказского наместника Аббасидов. После этого они «напали» на самого наместника. Произошло это впрочем, вероятно, без видимого участия шекинских Багратидов. Сделано было это шекинцами «ночью», когда этот наместник двигался против Шеки, чтобы отомстить местным мятежникам за убийство своего чиновника и его служащих. В конце концов, наместник – Халид ибн Йазид, предок ширваншахов – «нанес поражение» мятежным шекинцам. «Многие из них» тогда были «убиты». После этого те запросили «мира», который наместник «даровал им»: на условии ежегодного внесения большой суммы денег1.Когда власть мусульманской империи в пределах восточного Закавказья стала превращаться в ничто (IIпол. IXв.), – по причине «политического распада Халифата» багдадских Аббасидов – там провозглашается Албанское царство. Объявил себя «царем Албании» Хамам Багратид2,имя которого зафиксировал и ал-Масуди ( Iпол.Х в.). При этом из источников не видно, чтобы какая-то веская военная сила не позволила бы «царю

(1 В.Ф. Минорский, История Ширвана и Дербенда… С. 44.2 А.Ш. Мнацаканян, О литературе… С. 146 (это был известный богослов);Д.Л.Мусхелишвили, Из исторической географии Восточной Грузии: Шаки и Гогарена. Тбилиси, 1982. С. 38-40).

Албании» конца IX в. распространить свою власть на большую часть Албанского царства Аршакидов. Речь идет о Нухинском уезде, как минимум. Сына «царя Албании» Хамама звали Атрнерсех, Адарнасе. Он упоминается во многих источниках, различного происхождения. Старинные тексты иногда фиксируют его с византийским титулом патрикий1.И нет сомнения в том, что местопребыванием данной личности была Шекинская зона; восточные мусульмане называли его царство термином Шаки /Шаккин. Царь Атрнерсех объединил в своих руках власть над всеми теми территориями, лежавшими на западных отрогах Главного Кавказского хребта, на которых утвердились в VIIIв. таронские Багратиды, переселившиеся с юга питиахши, а возможно и иные армянские князья. В пределах царства названного Багратида, чьей северной границей были земли, доходящие «до самой Гулгулы» (юг Телавского района РГ), вошел, таким образом, закавказский Аваристан, то есть территории ЗО. На основании текста Летописи Картли допустимо заключить, что почти все подвластные царя Атрнерсеха, кроме мусульман, «были в еретиках»2, то есть в первые десятилетия Х в. являлись григорианами3. Касается данная характеристика, естественно, и обитателей ЗО, а также тех подвластных «патрикия» Атрнерсеха, чьи дома стояли к северу от современной азербайджано-грузинской границы. Нельзя, наверное, исключать здесь и того, что, входя в состав кавказской «Албании»4, религиозной политике Атрнерсеха подчинялась и часть западных земель горного Аваристана, а также Цахурский участок Присамурья. Дело в том, что указанные горные земли, входящие в пределы Республики Дагестан, были с одной стороны, резко обособлены географическим фактором (ландшафт) от столичной зоны Сарира; с другой – их экономическое процветание возможно было, лишь при свободных контактах с территорией Алазанской долины;

Д.Л. Мусхелишвили, Из истории… С. 38; Летопись Картли. С.52.2 Летопись Картли. С. 53.3 Об этом см.Д.Л. Мусхелишвили, Из исторической географии… С. 39: с «начала возникновения» Второй Албании «официальным культом был» там «провозглашен монофизитизм».4 В византийском источнике под 952 г. говорится, что среди кавказских правителей был «архонт Алвании» (см.Д.Л. Мусхелишвили, Из исторической географии… С. 38).5 Об этом см., например, Карта зимних и летних пастбищ Госфонда, используемыхколхозами Даг. АССР // Сельское хозяйство Дагестана. М.- Л., 1946. С. 318-319

5. третья сторона вопроса – в верховьях Самура найдены – пока единственные (в пределах Горного Дагестана) – армянские надписи эпохи Второго Албанского царства. Земли, которые сумел сохранить в своих руках «царь Албании»(Эрети-Шаки) по имени Атрнерсех1, ближе к середине Х в. перешли под власть его «сына» Ишханика. Он – правитель земель, на которых жили, практически лишь армяне и аварцы, – также упоминается, кстати, в разнообразных по происхождению источниках2. В историю Кавказа этот царь вошел тем, что под влиянием матери став халкидонитом-православным, не мешал последней в ее религиозной политике. Имеется в виду то, что при правлении Ишханика эта женщина «обратила» «в православие» значительное количество «албанцев», отвратив их «от армянской ереси»3; речь здесь может идти и о закавказских аварцах – обитателях территории ЗО. Зная, что объем прав и властных полномочий у закавказских правителей эпохи средневековья бывал, в целом, ограниченным, трудно поверить в версию Летописи Картли о поголовном переводе «албанцев» в православие – стараниями «царицы Динар», жены «патрикия» Атарнарсе. По всей видимости, отступление от григорианства, о котором говорит грузинский источник, носило (на территории Второго Албанского царства) ограниченный характер. Уже во II пол.Х в., когда царем Албании был некий Гурген, тесно связанный с высшей армянской знатью4, григорианство восстанавливает во многом – как можно заключить из сообщений католикоса Анании Мокаци, – свои традиционные позиции на территории Второго Албанского царства. Сюда хорошо вписывается одно из сообщений Летописи Картли. Оно гласит, что в 30-е годы XI в. власть в бассейне р. Алазань – на територии гораздо более обширной, кстати, чем Албания Х в. – находилась в руках царя по имени «Гагик» (был известен, между прочим, и мусульманским авторам),являвшегося, при этом, «сыном армянского царя Давида»; правитель закавказских территорий, лежавших к югу от г. Тбилиси5.

1 Есть указание на то, что в пределах 915-920 гг. грузинские правители заставили «пат-рикия» Адарнасе отдать им Кварельско- Лагодехскую зону, в том числе сел. Гавази (см. Летопись Картли. С. 52).2 См.Д.Л. Мусхелишвили, Из исторической географии… С. 38, 39.3 Вахушти Багратиони, История… С. 127.4 О нем см.К.Н. Юзбашян, Армянские государства… С. 114.5 Летопись Картли. С. 67.

Сыном этого Гагика (жил еще в 1046 г.), понятно, что армянина и григорианина, был царь Ахсартан1, который является личностью интересной для истории аварского народа. 6) Уже в Х в. имелись предпосылки для обретения халкедонитством-православием определенных позиций во владениях Багратидов сидевших в г. Нуха. Ведь еще в начале Х в., в правление царя Атрнерсеха, под его властью находились земли с грузинским населением, в том числе сел. Гавази. В началеXIв. «царь абхазов и картлийцев», которого звали Баграт (ум. в1014 г.), привел войска в Алазанскую долину, затем «обрел» верховенство над Второй Албанией (в тексте: Эрети) и «поставил» там правителя, носившего арабское имя «Абу -л- Ала» (Абулал). Правда, «люди», которые обитали в пределах этой Албании, вскоре «откололись» от сюзеренитета Кутаиси и «примкнули» к своему прежнему повелителю, чье имя было Давид. Тут вновь пришли «абхазцы и картлийцы», кстати при жизни вышеназванной «царицы Динар», и упоминавшийся уже царь Баграт «завоевал» тут Алазанскую долину, причем якобы «полностью». В 1020 г. в ЗО (с. Катех) стояла православная церковь. В 1021 г. воины Второй Албании (Эрети) приняли участие в походе грузинских войск, предпринятом в западном направлении, который организовал царь «абхазов и картлийцев», носивший имя Георгий (ум. в 1027 г.). На рубеже 30– 40-х годов XIв. областеначальник (эристав) по имени «Джеди», входивший в административно-политическую систему Албании (правитель «Штори» и «Мачи»), приводил свои войска с левобережья Алазани в долину р. Йора (по-аварски Къарби), где жили православные грузины – для оказания помощи последним. В конце 50-х гг. XI в. грузинские войска, находившиеся под властью православного государя, вторглись в пределы Алазанской долины, и последний «овладел» чуть ли ни всеми крепостями Албании (Эрети)2. Все эти события усиливали, так или иначе, позиции халкедонизма-православия на территории восточно-кавказского григорианского государства XIв. – Албании / Эрети /Шаки. 7) В настоящее время местоположение Второго Албанского царства можно считать частью мусульманского мира. Это потому, что с послемонгольской эпохи христиан там – они прежде всего, кстати, григориане – проживает и проживало относительно немного, к примеру в XVIII-XIXвв.1 Там же. С. 73;Вахушти Багратиони, История… С. 129.2 Летопись Картли. С. 52, 60, 62, 67, 72

Встает, соответственно, вопрос о роли Багратидов и их армяноязычного окружения ( IX – началоXIIвв.) в формировании мусульманской государственности на землях ЗО и Нухинского уезда. Понятно, что после установления политической власти мусульман – в лице Омейадов (30-е годы VIIIв.) и Аббасидов – определенное число жителей названных выше закавказских территорий должно было обратиться в ислам, хотя бы из меркантильных соображений. Укрепление там позиций мусульманства проходило и в условиях существования халифатской провинции Арминийа, что видно, к примеру, из текста ал-Мукаддаси (Х в.). Он пишет, что «на равнине» Шекинского округа, где преобладает христианское население, проживают, однако, и «мусульмане», у которых имеется «соборная мечеть», стоящая «на площади» города Нуха. В начале II пол. XIIв., когда в верхней части Самурской долины уже распространялись ислам и мусульманская культура (в 1016/17 г. в сел. Ихрек была построена «мечеть»), при том, что в Шекинской зоне они занимали уже, как отмечалось, определенные позиции, приходит со стороны мощная мусульманская сила. Правитель этого государства, «царь» Ахсартан, владыка «шекинцев» – сын Гагика, сына «армянского царя Давида Самшвилдского и Дзоракетского» – «примкнул» к сельджукскому «султану» Ал-парслану в 1068 г. В конце концов, получилось так, что этот Ахсартан, обладавший властью в пределах расселения «шекинцев» (в большинстве своем, по всей вероятности, григориан, говоривших по-армянски), аварцев(ЗО) и православных грузин = кахов, «отрекся от христианства и принял веру сарацин» (вар. «покинул веру, сотворил обрезание»)1. Достоверные письменные источники не дают оснований для предположения, что Ахсар-тан Багратид отошел позднее от ислама. В начале XIIв. правителем достаточно обширной закавказской территории, которая охватывала земли Второго Албанского царства и расположенной к северо-западу от нее грузиноязычной Кахетии, стал Ахсартан II из рода Багратидов. Жизнеописание, созданное в среде халкедонитов характеризует его как бездарного «богоотступника»2, что можно понять как

1 Садр ад-Дин Али ал -Хусайни. Ахбар ад-даулат ас-селджукиййа / Изд., перев., введ.,прим. и прилож.З.М. Буниятова. М., 1980. С. 54, 55; Летопись Картли. С. 73;Ю.М. Насибов, Жизнеописание царя царей Давида: сведения об Азербайджане и сельджу -ках // Средневековый Восток: история и культура. Баку, 1990. С. 129.2 Ю.М. Насибов, Жизнеописание царя… С. 131

принадлежность царя к числу либо григориан, либо мусульман; мусульманином был его дед, которого звали также Ахсартан. Ахсартан II правил своим государством недолго – порядка одного года. Он был затем схвачен – подлым образом – несколькими албанскими (эр) олигархами, которые таким образом, совершили государственную измену, и передан ими в руки Давида Строителя, чей столицей был Кутаиси. Последний совершил тут, почти сразу же, вторжение на территорию названного восточнокавказского образования, где против него выступили тюрки-мусульмане, базировавшиеся в Гяндже и в других местах, а также грузиноязычные кахетинцы. Давид, перебив тогда «множество» кахетинцев (кахи) и иного «народа», не считая тюрок, захватил Кахетию. Он также «покорил» Эретию, под которой подразумевается, – в данном случае – скорее всего, закавказский Аваристан, где важными населенными пунктами были Катех и Кум. Что же касается столичной зоны Албании = Шаки, то завоевать ее и включить в состав Грузинского царства удалось Давиду Строителю примерно лишь через тринадцать лет. Согласно «Жизнеописанию», Давид в 1117 г. вступил в Шекинское ущелье – местопрохождение древней дороги, связывавшей Закавказье и Прикаспий – «и взял крепость» Киш, где стоит до сих пор старинное здание церкви. Это говорит, в свою очередь, о том, что в Шекинской зоне в нач.XIIв. имелись общественно-политические и этнические силы, для которых власть грузиноязычных халкедонитов не была желанным явлением. Зная, что в верховьях Самура – в пределах Рутула и Цахура – ислам получил к сер. XII в. значительное распространение (о чём свидетельствует эпиграфика на арабском языке) и помня о религиозной принадлежности Ахсартана, можно сделать предположение о составе военно-политических сил, которые в течение 13-14 лет боролись с могущественным Грузинским царством за сохранение Албании с центром в Шеки. Это были скорее всегоармяноязычные григориане и мусульмане, проживавшие в Шекинской зонеи на соседних землях – этнические армяне и представители дагестанских мелких этносов, перешедшие на армянский язык.

9) В истории аварского народа роль Второго Албанского царства, известного как Шаки /Шеки, весьма значительна. Во-первых, структуры созданные албанскими Багратидами послужили для аварцев одним из каналов, обеспечивавших получение знаний об иноземной высокой культуре – в самом широком значении данного термина. Во-вторых, эта Албания после- 30 арабской эпохи стала для аварцев – на заключительных этапах своей истории – первым государством с мусульманской властью, в котором они составляли заметно крупный процент населения. Значительная масса аварцев познакомилась, таким образом, с мусульманским правлением, сложившимся на восточнокавказской (местной) почве, не через Хунзахское нуцальство, а в рамках именно Албании (Эрети-Шаки) Багратидов. Среди закавказских авароязычных мусульман, исламские корни которых шли, возможно в IX – начало Х вв. (по словам ал-Масуди, в христианской Албании – Шаки купцы и ремесленники были в основном мусульманами), появлялись к рубежу XI-XII вв. неординарные личности, причем даже в «городках». Одним из последних был, кстати, предгорный «городок» Кум (даже в конце XIXв. языком многочисленных кумских «лезгин» был аварский), откуда вел свое происхождение великий персидский поэт Низами. В-третьих, существование Албанского царства Багратидов, которое сокрушила и аннексировала Грузия начала XIIв., сыграло роль одного из столпов этнической стойкости закавказских аварцев, которые устояли против грузинизации XII-XVIIвв. и противостоят ныне пантюркизму. В-четвертых, государственность закавказских аварцев XV-XIXвв., воссозданная при помощи дагестанских горцев и сефевидского Ирана, обрела свою прочность и мощь потому, в немалой степени, что имела она под собой славную и глубокую традицию в виде Второго Албанского царства армянских Багратидов.

1 М.С. Гаджиев, В.А. Кузнецов, И.М. Чеченов, История в зеркале паранауки: крити-ка современной этноцентристской историографии Северного Кавказа. М., 2006. С. 48.2 Т.М. Айтберов, Закавказские аварцы: этнос, государственность, законы. Махачкала. Ч.I. С. 7-24, 46-51; См. такжеБ.М. Гусейнова, Расселение дагестаноязычных и другихнародов в восточном Закавказье вXVIII – серединеXIXвв. Махачкала, 2004. С. 3-58;

0 views0 comments

Recent Posts

See All

Նրանց համար, ովքեր տեղյակ չեն։

Մասոնական օթյակների հիմնադիր Մագիստր՝ ամենաազդեցիկ հայն իր ժամանակաշրջանում։ 1872-ին Մոսկվայում, երբևէ Շահ Աբասի բռնի հրամանով Արևելյան Հայաստանից Պարսկաստանի Իսֆահանի նահանգ գաղթած Լիանոսյանների ընտա

Comments


bottom of page