top of page
  • Writer's pictureAnna Zakharyan

Откуда берется сила у власти?

Рассмотрим простой пример. У любой конторы есть руководитель, который организует и регулирует ее деятельность. Всегда возможны разные точки зрения на производственные вопросы. Вот приходит один заместитель или завподразделением и сетует на то, что соседний отдел не тем путем выполняет производственное задание. Руководитель зовет начальника этого отдела и ставит того в известность о поступившей жалобе. Неважно, насколько объективна эта жалоба, но отношения у этих заместителей уже далеки от идеальных для производства. Логично предположить, что следующий раз поступит жалоба уже на самого жалобщика и т.д. У руководителя открылся дополнительный рычаг воздействия на обоих, при этом время от времени он меняет мишень критики и держит обоих в нелицеприятных друг для друга отношениях. Так возникает дополнительная сила, которой руководитель может пользоваться по своему усмотрению. Попеременно поддерживая одного против другого, руководитель использует дополнительный для своей власти ресурс. И чем чаще приходят к нему сотрудники с похожими жалобами, тем больше ресурс его силы воздействия на коллектив.

Этой силы не было бы, если бы два жалобщика совместно обсудили бы производственные вопросы и пришли к согласию. Думаю, что руководитель подозревает о возможной утечке своей силы при их взаимном согласии и, наверняка, постарается осложнить пути их сближения. Конечно, это аморально, но не все руководители руководствуются в производственной сфере принципами морали.

Так же довольно распространена ситуация, когда оба заместителя любого начальника с озабоченными лицами «открывают ему глаза» на то, что «творит» другой заместитель. У начальника складывается довольно пухлое досье на обоих, которое может пригодиться в угрожающих начальнику обстоятельствах. Растет сила его власти. И одновременно, падает уровень морали в коллективе.

Перенесемся теперь в сферу международных отношений, ради прояснения принципов которой и была использована эта бытовая иллюстрация. Вспомним Гермеса, который узаконил такой переход. И поставим следующие вопросы. Откуда берется сила у государства? Откуда берется сила у сверхдержавы? Откуда берется сила у любого организованного сообщества?

Возьмем к примеру США. Если бы все страны заключили бы между собой мирные договора и исправно их соблюдали, была бы нужда в обращении к «мировому полицейскому»? Вряд ли. Но это знают и США. В отличие от Византии, которая старалась служить примером рвущимся в ее состав странам (может быть звучит несколько идеализировано, но только для контраста с политикой Запада), США всегда держат наготове (как правило, военные) средства помощи обратившемуся к нему государству. А как аптекарь сбывает свои лекарства? Естественно, в условиях эпидемии более успешно, чем в ее отсутствие. Точно так же, в условиях вражды между государствами сила США растет как на дрожжах. Несомненно, США не заинтересованы в мирном сожительстве стран и народов. Да и народы сами не обучены самостоятельному решению своих проблем, а все норовят свалить их на «международных решателей». Это понимают не только США, но и большинство современных государств, безропотно соглашающихся со статусом международной инвалидности. Разве что Куба, и еще парочка стран отвергли услуги США.

А как вынудить страны непрерывно обращаться к «международно признанным защитникам» порядка? Естественно, только сея тотальный беспорядок везде и во всем! И главное, не забыть постоянно разжигать вражду. И первым помощником здесь, как догадаются многие, вызовется быть преступность, которая в силу своего масштаба становится уже международной преступностью. А у государств появляется дополнительная функция – холить и лелеять свою преступность, благодаря которой растут и их дивиденды на международной арене. А чтобы преступники не вздумали перевоспитаться и отказаться от своего ремесла, денно и нощно работает фабрика – инкубатор преступности – Голливуд.

Конечно, не всегда так было. В древности народы были более «наивными», как считают западные антропологи, и не прибегали к этим алгоритмам, хотя, конечно, были знакомы с ними и даже предостерегали от использования модных сегодня сакраментальных принципов, вроде «Разделяй и властвуй». Со времен Древнего Египта сохранилось предостережение египетских жрецов: «Все, что ты хочешь получить войной, ты получишь вдвойне миром». Не чужда этой морали и история Аратты, которую мы унаследовали. О Византии, как наследнице этих принципов, но в меньшей степени, мы уже говорили. Поэтому, с точки зрения космической вечности, отсталыми по сравнению с древними странами выглядят европейцы, прокламирующие принцип национальных интересов, понимаемых в терминах власти и могущества.

У Манвела Саркисяна есть прекрасная статья: «О некоторых «тайнах» международных отношений» (https://acnis.am/archive/publications/2010/Several%20''Secrets''%20of%20International%20Relations.pdf?fbclid=IwAR0Mfn3nkDi8deSzORmMJdKeEVgt8UsahbgujkmPHseaholWUMitPYLWNaE ) ,

где он описывает дальнейший процесс триангуляции взаимоотношений между государствами, когда сильное государство науськивает слабого на середняка. Нам же хотелось показать начальный момент этого алгоритма и добавить свойственный ему универсализм, присущий в той же мере и слабым государствам в их противостоянии с сильными и середняками. Сегодняшняя эпоха международных отношений характеризуется индивидуализацией и вступлением на эту арену многих нетипичных субъектов, вносящих свой посильный вклад в ее атмосферу – от отдельных блогеров, развитых личностей, мощных корпораций, малых государств до невидимых, но влияющих субъектов, родственных кланов и материковых альянсов. И борьба идет не только за материальный ресурс, но и за интеллектуальный и духовный продукт. В информсфере эта борьба получила название когнитивной войны. Мировой порядок перестал быть результатом стратегии сверхдержавы. Человек, который прекрасно контролирует себя, может отважиться и на контроль всего мира.

Что касается когнитивной войны, то в Ереване она никогда и не прекращалась. Все мы непрерывно ведем когнитивные войны: в магазине – с продавцами, в поликлинике – с врачами, в госучреждениях – с чиновниками, не забудем про казино и полицию. Но по мере того, как мы сталкиваемся с тонким манипулированием, замещающим грубую ложь, мы получаем и опыт ее нейтрализации. Это означает, что во всемирном масштабе растет компетентность построения мирных дипломатических отношений, которые уменьшают потребность обращения к посредникам и «международным решателям», что резко суживает их возможность маневра и стабилизирует международный порядок без их вмешательства.

Вот так вот сила интеллекта уменьшает силу власти. Почему и последним прибежищем для нее стал пресловутый вирус.

Э.Р.Григорьян

0 views0 comments

Recent Posts

See All

Կոմպրոմիսի չենթարկվող հակադիր աշխարհ

Ֆյոդոր Լուկիանովի հետ կազմակերպված «Կոմպրոմիս նախատեսված չէ» հարցազրույցը բավականին հետաքրքիր ու բովանդակալից է։ Հեղինակը հիմնականում ներկայացնում է Ատլանտյան ու Մայրցամաքային քաղաքակրթությունների բախ

Азиатская война - когда ожидать?

В настоящее время всё наше с вами внимание приковано к той битве, что ведёт Россия с Западом, и это вполне естественно. Специальная военная операция, санкции и контрсанкционная борьба, всё более отчёт

Comments


bottom of page