top of page
  • Writer's pictureAnna Zakharyan

Отражение взаимосвязей армянской и византийской музыкальных культур в сочинениях Григора Магистро...

Аревшатян Анна Институт искусств НАН РА (Արեւշատյան Աննա)

Армяно-византийские музыкальные связи изучены в недостаточной степени. За исключением замечаний общего характера или беглых упоминаний до настоящего времени была опубликована лишь одна статья видного музыковеда-медиевиста Никогоса Тагмизяна, специально посвященная армяно-византийским музыкальным связям. Статья вышла в свет почти полвека назад в 1968 году в «Вестнике Ереванского университета»1.При этом армяно-византийские культурные связи, в том числе и музыкальные, заслуживают отдельного внимания и исследования. История армяно-византийских культурных взаимосвязей берёт начало с возникновения Византийской империи. Особенно интенсивными они становились в VII-VIII, Х -Х I вв. в эпоху иконоборчества и в эпоху царствования Багратидов. Несмотря на догматические расхождения в учениях православной и армянской апостольской церквей, антихалкидонитские настроения армян, переросшие в серьезное противостояние, отношение Армении к Византии вылилось в парадигму, которая лучше всего характеризуется как «притяжение –  противостояние». Наличие армянского населения, составляющего внушительные цифры, многочисленных армян в со-ставе господствующего класса –  при дворе, в армии, среди духовенства, интеллектуальной элиты, наконец, наличие императорских династий армянского происхождения, правивших в течении довольно длительного времени –  всё это создавало тот историко-культурный фон, на котором развивались весьма примечательные процессы взаимовлияния и взаимопро-никновения культур.  Ярким примером, взращенным на почве синтеза двух древних культур, служит личность Григора Магистроса Пахлавуни (990-1058), литературное наследие которого продолжает привлекать исследователей. В последние

1 См.Ն.Թահմիզյան,Գրիգոր Գռզիկը եւ հայ-բյուզանդական երաժշտական կապե-րը, – ԲԵՀ, 1968,հմր 3,էջ 197—210։ 

годы филологом Гоар Мурадян было осуществлено критическое издание всего литературного наследия Григора Магистроса, что послужило серьезным подспорьем для дальнейшего исследования его сочинений1. Политический деятель, полководец, ученый, педагог, поэт и музыкант Григор Магистрос  –  блестящий представитель интеллектуальной элиты Анийского государства эпохи Багратидов. Будучи одним из образованнейших людей своего времени, он способствовал развитию науки и искусства в Армении. Есть все предпосылки для предположения, что получив образование в Ани, он продолжил совершенствовать свои знания в знаменитом Магнаврском университете Константинополя, который был основан в 867 г. двумя выдающимися армянами –   Львом Математиком и Вардой Мамиконяном. Этот университет готовил будущих ученых, государственных сановников, дипломатов, полководцев, то есть, тех, кого в одном лице воплощал в своей деятельности Григор Магистрос. Первый издатель «Посланий» Магистроса Карапет Костанянц точно охарактеризовал его как «армянина, воспитанного в византийском вкусе» ( «Հայ մարդ՝  բիւզանդական ճաշակով կր- թուած » )2. Академик М. Абегян в свое время справедливо назвал Григора Магистроса представителем нового интеллектуального течения, знаменующего новый этап в развитии армянской средневековой литературы3. Это и появление новых жанров, таких как басня, притча, письма как самостоятельный художественно-эпистолярный жанр и пр. Отпрыск именитого княжеского рода Пахлавуни  –  Григор Магистрос вошел в историю армянской культуры как представитель светского направ-ления средневековой армянской философии. Основанные им в своих вотчинах в Бджни и Тароне «академии» стали по сути первыми светскими учебными заведениями высшего типа не только в Армении, но и на Ближнем Востоке и Европе того времени. Напомним, что старейший университет Западной Европы в Болонье был основан в 1088 г. Все учебные программы академии были разработаны самим Григором. С этой целью им было написано «Толкование грамматики», в котором подытожен опыт армянских грамматиков V-IXвв., дополненный его собственными комментария- 

1 Գրիգոր Մագիստրոս,Թուղթք եւ չափաբերականք,Աշխատասիրութեամբ Գ.Մու-րադեանի, –  «Մատենագիրք հայոց»,հտ.ԺԶ,Անթիլիաս-Եր., 2012,էջ 386—481: 2 Գրիգոր Մագիստրոսի Թղթերը,Բնագիրն յառաջաբանով ի լոյս ընծայեաց Կ.Կոստանեանց,Ալեքսանդրապօլ, 1910,էջ 326: 3 М.  Абегян, История древнеармянской литературы. Ер., 1975. С. 339 и далее.

ми и наблюдениями, и отражен современный ему уровень грамматической науки. С этой же целью им был осуществлен перевод «Геометрии» Эвклида. Григор Магистрос известен также как гимнограф. Тот факт, что князь упоминается в средневековых списках гимнографов, уникален сам по себе. Известно, что армянская церковь лишь дважды сделала исключение для светских лиц, канонизировав их духовные песнопения в Шаракноце. Это княжна Хосровидухт Гохтнеци, автор Хвалы-Плача« Զարմանալի է  ինձ» («Дивлюсь я») на мученичество своего брата Ваана Гохтнеци, погибшего во имя Христа от руки арабов в 735 году и Григор Магистрос Пахлавуни. Согласно этим спискам, он является автором известного шаракана из канона пятого дня на Воздвижение Креста «Զորս  ըստ պատկերի  քում » («Ты,который создал по подобию Своему»), распеваемому в дардзвацке (гласе-спутнике) Третьего гласа. Наше исследование показало, что Григор Магистрос является автором не только вышеупомянутого гимна, но и трех шараканов из того же канона, как и еще одного гимна из канона четвертого дня на Воздвижение св. Креста. Анализ музыкально-поэтической структуры этих песнопений показывает, что он был весьма сведущ не только в армянской, но и византийской гимнографии, включая формы стихосложения, жанровую номенклатуру и систему Восьмигласия, применяемую в церковной музыке обеих церквей.Однако мелодический компонент этих шараканов в первую очередь явственно указывает на органическую связь с традициями армянского духовного песнетворчества предыдущей эпохи. Помимо этого в Гандзаранах( Сборниках праздничных песнопений, сопоставимых с византийскими Кондакарями) фигурирует невмированный таг Григора Магистроса, посвященный Иоанну Крестителю. Недавно нам удалось выявить также еще один невмированный таг на Воскресение Господне –  «Կանայք ոմանք ե-կին  ի մեծ  Զատկին» («В день Пасхи пришли некие женщины»), который приведен в двух книгах видного армянского константинопольского музыканта-теоретикаXVIII-XIXвв. Григора Гапасакаляна –  «Գրքոյկ,որ կոչի նուագարան» ( «Книжка, именуемая Музыкальное собрание»,1794) и во второй части трактата«Գիրք երաժշտական»(«Книга о музыке», 1803)1 под1 См.Գր.Գապասաքալեան,Գրքոյկ որ կոչի նուագարան,Կ.Պօլիս, 1794,էջ 223—224;նույնի՝ Գիրք երաժշտական,յորում պարունակին հարցմունք եւ պատասխանա-տւութիւնք Հայերէն,Յունարէն եւ Պարսկերէն համառօտաբար,Նուագարան երա-ժշտական,Կ.Պօլիս, 1803,էջ 57։

весьма определенным заглавием с прямым указанием на авторство Григора Магистроса1.Большой интерес представляет эпистолярное наследие Григора Магистроса, его «Послания», в которых отражены не только его обширные познания в различных науках, но и художественно-эстетические взгляды. Среди его адресатов известные политические и церковные деятели эпохи, му -зыканты, бывшие ученики и члены монастырских обителей, в частности,Санаhина, с которым Григор Магистрос был непосредственно связан. Особого внимания заслуживают высказывания Григора Магистроса о музыкальном искусстве в его «Посланиях» и «Толковании грамматики», что свидетельствует о его прекрасной осведомленности и заинтересованном отношении в вопросах, касающихся музыкальной жизни столицы Багратидов Ани и византийского двора, звучащей во дворцах и на площадях во-кально-инструментальной гусанской музыки, а также церковной и монастырской певческой практики монодического духовного песнетворчества обоих государств. Из 87 писем в 19-ти затрагиваются вопросы, связанные с музыкальным искусством. Немало места отведено в трудах Григора Магистроса вопросам музыкальной эстетики, экскурсам в древнегреческую мифологию с целью демонстрации поучительных наглядных примеров эстетического характера, связанных с античными учениями о музыкальном этосе и мимезисе. Наряду с примерами из армянской мифологии, здесь встречаются как широко известные и бытующие на протяжении всего Средневековья примеры из мифов об Орфее, Амфионе, Александре Македонском, так и сочиненные самим Магистросом легенды в эллинском духе, что в полной мере демонстрирует одну из граней его литературного дарования и склонность к стилизации. К числу таких примеров, имеющих непосредственное отношение к музыкальному искусству относятся притчи о Порфюрифоне, Пентокле идр. Подобное сочинительство с назидательным смыслом он называет «фи-лософствованием» на тему, о чем либо— « իմաստասիրել  ի վերայ…».

Известно, что язык «Посланий» Григора Магистроса довольно сложен, витиеват, временами малопонятен, обильно украшен грецизмами, что затрудняет их перевод на другие языки. Кстати, в этом прослеживается также

1 Подробнее об этом см.Ա.Արեւշատյան,Անիի երաժշտական մշակույթը,Եր., 2014,

связь с византийским письмом как эпистолярным жанром, стилистически-ми приемами и особенностями, сформировавшимися в нём, что было хорошо показано в исследовании Ашота Алексаняна «Армянское средневековое письмо ( IV-XIVвв.)», вышедшем в 2012 г.1.Поэтому  то до сих пор не осуществлен целостный перевод «Посланий» на современный армянский язык, не говоря уже о других языках. В данной связи нужно упомянуть блестящие переводы на русский язык трех писем против тондракидов, осуществленные Р. М. Бартикяном и опубликованные в двух его известных статьях2.И также перевод фрагмента из «Толкования грамматики»,осуществленный С. С. Аревшатяном и опубликованный в антологии «Музыкальная эстетика стран Востока» ( издана в 1966 г.в С. Петербурге)3. Некоторые фрагменты из писем Григора Магистроса, затрагивающих различных аспекты музы-кальной культуры,были приведены в переводе на современный армянский в монографии А. Арутюнян «Музыка в армянской средневековой литературе V-XVвеков»4. В наших исследованиях «Музыкальная культура Ани»5 и «Григор Магистрос –  гимнограф и эстетик»  мы предприняли опыт перевода ряда фрагментов «Посланий» на современный армянский, в которых речь идет о музыкальном искусстве, сделав ряд уточнений предыдущих опытов перевода данных фрагментов. В своих сочинениях Григор Магистрос отразил многосторонние взаи-мосвязи армянской и византийской музыкальных культур X-XIвв. Для настоящего доклада мы выделили два фрагмента, где затрагивается эта тема. Известно, что эпоха Багратидов ознаменовалась расцветом городской жизни, бурным развитием градостроительства, науки и искусства, в том числе и музыки, как светской, так и духовной. В «Толковании грамматики» и в «Посланиях» Григор Магистрос неоднократно обращается к ведущему

1 Ա.Ալեքսանյան,Հայ միջնադարյան նամակը (IV—XIVդդ.),Եր., 2012,էջ 167—197։ 2 Р. Бартикян,Ответное послание Григория Магистра Пахлавуни сирийскому католи-косу; Два послания Григория Магистра Пахлавуни ( XIв.), –  В кн.: Հ.Բարթիկյան,Հայ—բյուզանդական հետազոտություններ,Եր., 2002,էջ 75—90, 91—98: 3 Музыкальная эстетика стран Востока, Под общей редакциейВ. П. Шестакова, Ле-нинград, 1966 (Раздел: «Армения», Вступ. статьяС. Аревшатяна и Н. Тагмизяна, Пе-реводы с древнеармянскогоС. С. Аревшатяна. С. 358-359).

музыкально-поэтическому жанру гусанской музыки –  hагнергутюн (рапсодии), многочастной и контрастной по составу музыкальной форме, отмечая «лоскутный» характер ее музыки и подразумевая под этим орнаментированность гусанских мелодий. В «Толковании грамматики», например, он пишет: «Агнергутюн <рапсодия> подобна <в исполнении> одеванию залатанных вещей. Из залатанных вещей, присоединенных друг к другу воедино, слагаются все лирические песни –  мрмунджи и распевы гусанские, ибо их необходимо составлять из множества кусков и образовывать нечто целое(…) В этих песнях ритм и метр художественного слова оказывают изуми-тельнейшее, редкое и чудесное воздействие <на слушателя>. Множество кусков составляет в них одну линию, выражая, например, хвалу или порицание»1. Однако, в данном случае нас заинтересовало следующее наблюдение Магистроса, которое содержится в том же фрагменте: «И сейчас мы этих песен находим у нас, армян, больше, чем у греков»2.Это примечательное замечание свидетельствует о его осведомленности в живой музыкально-художественной практике своего времени. И второй фрагмент из «Посланий», который по-новому раскрывает аспект культурного взаимообмена двух государств. Из-за неверного перевода данный фрагмент фактически выпал из поля зрения исследователей3. В одном из писем к своему зятю –  князю Торнику Мамиконяну 4, Григор Магистрос описывает празднество освящения церкви в Ани, царящую там атмосферу как в церкви, так и вне ее: «Известно нам, —  пишет он, —  что многие знатные, могущественные и славные <мужи> в собрании, наряженные в белоснежные одежды и блистающие золотом украшения, устраивают в своих имениях музыкальные празднества, перебирая ногами в танце под звуки слаженно звучащих труб и лирических песен. Ибо всё это <искусство>собственно было изобретено во Фракии и присуще им, особенно чистейшее и прозрачное сладкозвучное пение аттических евнухов, приспособленное и возглашаемое в соответствующем  ладу»5. Очевидно, что в данном фрагменте речь идет о пении приглашенных в Ани греческих пев- 

1 См. Музыкальная эстетика стран Востока, Раздел «Армения». С. 358-359.2  Там же, с. 358. 3 См.Հ.Հարությունյան,Երաժշտությունը V—XVդարերի հայ մատենագրության մեջ,էջ 147: 4 Согласно нумерации К. Костанянца –  письмо 77-е, у Г. Мурадян –  75-е. 5 Գրիգոր Մագիստրոսի Թղթերը,էջ 222—223(пер. с древнеармянского наш)

цов-кастратов, известном в Византии еще с Vв. при императрице Евдокии(401-460). Высоко ценилось пение кастратов при власти македонской династии. Известно, что в IXв. певческая капелла храма Св. Софии в Константинополе целиком состояла из евнухов. Особенно востребованным пение евнухов было в XIв. при императрице Зое (978-1050), которая покровительствовала певчим главного собора. Пение кастратов было в большом почете вплоть до 1204 г., когда в течение четвертого крестового похода Константинополь был завоеван и разграблен крестоносцами1.Может возникнуть вопрос: а чем было вызвано почитание пения евнухов? Это связано с эстетическим учением, распространенным на протяжении всего Средневековья. Выработанные церковью богословско-эстетические идеалы, сформировавшиеся на основе неоплатонизма и теологических толкований отцов церкви, рассматривали пение в церкви как отражение на земле пения ангелов, денно и нощно воспевающих Господа на небесах. В условиях так называемой «эстетики тождества» средневекового канонического искусства основными требованиями к церковному пению являлись «богоданность, боговдохновенность и ангелогласность»2. Именно своеобразный «безполый» тембр кастратов ассоциировался с пением ангелов. Ведущим мелодическим стилем духовного песнетворчества, соответствующим данному учению стал так называемый калофонический (т.е. прекрасногласный), мелизматический стиль песнопений, который в армянской церкви наглядно выражается в жанре србасацутюн ( սրբասացութիւն ) –  святословиях, сольных кантиленах Литургии и искусстве Манрусума3. Эти песнопения характеризуются в средневековой армянской традиционной музыкальной терминологии аналогичными понятиями –  հրեշտակաձայն,գեղեցկաձայն. Следовательно, Багратиды, хорошо знакомые с традициями и достижениями византийского песнетворчества, решили не отставать от Константинополя и украшали свои празднества сладостным пением евну - 

1 О певцах-кастратах подробнее см.Барбье Патрик , История кастратов, СПб, 2006. С.9-37.2 См.Дм. Болгарский, Киево-Печерский распев как отражение личности, –  В кн.: Пра-вославная монодия: ее богословская, литургическая и эстетическая сущность. «Науко-вiй вiсник», 15. Киев, 2001. С. 21-38.3 Подробнее об этом см.Ա.Արեւշատյան,Ձայնեղանակների ուսմունքը միջնադար-յան Հայաստանում,Եր., 2013,էջ 19—20;նույնի՝ Գրիգոր Մագիստրոսը՝ շարակա-նագիր եւ գեղագետ,էջ 98—103: 

 хов. Именно эту художественную реалию отразил в своем письме к Торнику Мамиконяну Григор Магистрос. Как человек неоднократно принятый при византийском дворе, удостоенный высоких византийских титулов, не раз выполнявший ответственные дипломатические миссии, он был известен в Константинополе как участник философских диспутов и поэтических состязаний. Небезразличный к художественным новшествам и искушенный в музыкальном искусстве, он определенно высоко оценивает в своем письме пение греческих певцов-кастратов и полученное от него эстетическое удовольствие.  Дальнейшее изучение сочинений Григора Магистроса в плане взаимосвязей армянской и византийской музыкальных культур выявит, как нам кажется, еще немало примечательных фактов музыкальной жизни эпохи Багратидов. 

0 views0 comments

Recent Posts

See All

Նրանց համար, ովքեր տեղյակ չեն։

Մասոնական օթյակների հիմնադիր Մագիստր՝ ամենաազդեցիկ հայն իր ժամանակաշրջանում։ 1872-ին Մոսկվայում, երբևէ Շահ Աբասի բռնի հրամանով Արևելյան Հայաստանից Պարսկաստանի Իսֆահանի նահանգ գաղթած Լիանոսյանների ընտա

Commentaires


bottom of page