top of page
  • Writer's pictureern grig

Рыночный фундаментализм – помеха на пути к социальному прогрессу

Меняющийся мировой порядок, разваливающаяся Американская империя, миграции, демографические сдвиги и крупные экономические катастрофы – всё это усилило религиозный фундаментализм во всём мире. Но укрепляются и другие идеологические фундаментализмы, включая рыночный фундаментализм, который многие критикуют за блокировку позитивных социальных перемен. Рыночный фундаментализм провозглашает, что рынок обладает таким же уровнем совершенства, что и пророки и божества в фундаменталистских религиях.


Однако рынок – это лишь одно из многих социальных средств нормирования. Дефицит многих товаров наталкивает на вопрос: кто их получит, а кто будет обходиться без них? Рынок – это один из системных способов нормирования дефицитных товаров. На рынке желающие получить дефицит завышают цену, что выталкивает других с рынка, потому что они не могут или не хотят платить высокую цену. Когда высокие цены устраняют превышение спроса над предложением, дефицит исчезает, и больше нет смысла повышать цену. Те, кто может и хочет платить высокие цены, удовлетворяются таким распределением товаров.


Так рынок нормирует дефицитные товары в условиях скудного предложения. Он определяет, кто получит товары, а кто нет. Ясно, что чем богаче покупатель, тем больше вероятность, что он будет поддерживать и восхвалять рыночную систему. Богатые покупатели любят рынки. И такие покупатели с большей вероятностью поддержат учителей, священников, политиков и журналистов, которые заявляют, что рынки «эффективны», «социально-позитивны» и «лучшее решение для всех».


Однако, даже экономика, которая обычно прославляет рынки, включает в себя значительную, хотя и недооценённую литературу о неспособности свободных (т.е. нерегулированных) рынков эффективно и социально-позитивно работать. В этой литературе подробно описаны такие понятия, как «несовершенная конкуренция», «рыночные искажения» и «внешние эффекты», которые показывают, что рынки не могут быть эффективными и приносить пользу обществу. Общественные деятели, которые знакомы с реальными рыночными проблемами, также неоднократно вмешивались в их работу, так как рынки работают негативно для общества. Так у нас появились законы о минимальной заработной плате, о максимальных процентных ставках, о завышении цен, а также тарифные и торговые войны. Практичные люди знают, что рыночные проблемы часто приводят к бедствиям (например, коллапсы 2000, 2008 и 2020 годов), последствия которых можно преодолеть только государственным регулированием и вмешательством в рынки.


Почему же тогда рыночные фундаменталисты прославляют рыночную систему нормирования, которая и в теории, и на практике дырява, как сыр? Либертарианцы заходят ещё дальше, пропагандируя «истинную» рыночную экономику в качестве осуществимой утопии. Эту «истинную» рыночную экономику они считают решением всех крупных экономических проблем, которые имеются в современном («греховном») капитализме. Либертарианцы вечно разочарованы отсутствием успеха.


По многим причинам, рынки не должны требовать чьей-либо лояльности. Рынки явно проигрывают альтернативным системам нормирования дефицитных товаров. Например, многие религиозные, национальные и моральные традиции призывают и настаивают на том, чтобы проблема дефицита решалась нормированием, которое основано на признаваемых всеми представлениях о человеческих потребностях. Многие другие системы нормирования, включая существовавшую в США во время Второй мировой войны, отказываются от рыночной системы, заменяя её государственным нормированием, которое определяется утверждёнными нормами потребления.


Системы нормирования также могут определять нормы на основе возраста, профессии, статуса занятости, семейного положения, состояния здоровья, удалённости места проживания от места работы и других критериев. Их важность при распределении дефицитных товаров среди населения может и должна определяться демократическим способом. На самом деле, настоящее демократическое общество будет позволять людям решать, какие дефицитные товары должны нормироваться рынком, а какие альтернативными системами.


Рыночные фанатики, несомненно, будут пропагандировать свои любимые способы нормирования. Например, они заявляют, что, когда покупатели повышают цены на дефицитные товары, другие предприниматели спешат увеличить предложение, чтобы зафиксировать высокие цены, и этим уничтожается дефицит. Эта наивная вера не позволяет понять, что предприниматели, которые наживаются на высоких ценах на дефицитные товары, имеют все стимулы и средства для предотвращения, отсрочки и полного блокирования появления новых поставщиков. Реальность бизнеса показывает, что они регулярно этим пользуются. Иными словами, восторженные хвалы рыночным ценам – это всего лишь идеологический бред.


Мы можем поймать рыночных фанатиков на их собственных противоречиях. Когда они оправдывают астрономические зарплаты корпоративных директоров, то ссылаются на дефицит людей, которые могут выполнять их работу. Но они же говорят, что для борьбы с дефицитом наёмного труда необходимо уменьшать пособия по безработице, а не повышать зарплату для американских рабочих. Дефицит на рынках позволяет капиталистам получать завышенную прибыль при снижении производства и продажи. Если они ставят на высшее место прибыль и могут запретить доступ к товарам другим, то они будут производить и продавать меньше товаров по более высоким ценам более богатым клиентам. Сегодня мы можем наблюдать это явление в США.


Неолиберальный переворот 1970-х в капитализме США принёс большие прибыли от глобализации рыночной системы. Но неолиберальная идеология умалчивает, что эта глобализация обогатила китайскую экономику намного быстрее, чем американскую, и намного мощнее, чем хотели бы США. После этого США начали отказываться от своих рыночных догматов, оправдывая это «опасениями по поводу безопасности», и правительство начало вмешиваться в рынки, чтобы остановить развитие Китая. Это делается с помощью торговой войны, тарифных ограничений, субсидий и санкций. При этом экономисты продолжают неуклюже и неубедительно заявлять об эффективности «свободных» рынков, одновременно проводя протекционистскую политику, ограничивая рыночные механизмы и отказываясь от богов «истинного рынка», которых ещё недавно прославляли.


Кроме того, рыночный фундаментализм разоблачает рыночная система здравоохранения США: в США живёт 4,3% мирового населения, но на них же пришлось 16,9% всех глобальных смертей от COVID-19. Разве рыночная система не виновна в этом? Потенциальное нарушение идеологического консенсуса настолько опасно, что для выживания этой системы нельзя не только отвечать на этот вопрос, но и допускать публичную постановку его.


Во время пандемии миллионам рабочих заявили, что они «незаменимые» и «работают на переднем фронте». Благодарное общество оценило их. Но сами они признались, что рынок не вознаградил их по заслугам. У них очень низкая зарплата. Рынки не заинтересованы в повышении зарплат рабочим, даже самым незаменимым. Так работают рынки. Рынки не вознаграждают за самую необходимую для общества работу. Они никогда этого не делали. Они вознаграждают за дефицит, не обращая внимания на социальную важность, которую мы придаём своей работе. Рынки нацелены на деньги, а не на людей. Неудивительно, что олигархи пропагандируют рыночный фундаментализм. Удивительно, почему всё общество терпит это.



Источник: Market Fundamentalism’ is an Obstacle to Social Progress, RICHARD D. WOLFF, counterpunch.org, May 22, 2023.

1 view0 comments

Recent Posts

See All

Переговоры в Евлахе

В Евлахе завершились переговоры азербайджанской и армянской делегаций по Карабаху. Они продолжались три часа и проходили в закрытом режиме. Как сообщает агентство Reuters со ссылкой на представителя С

А.Михайлов. РОССИЯ И КАРАБАХ

Поводом для нападения на Нагорный Карабах Азербайджан избрал два подрыва на минах с гибелью людей. Алиев не стал дожидаться расследования этих подрывов, а сразу отдал приказ о бомбёжках. Возможно, рас

bottom of page