top of page
  • Writer's pictureAnna Zakharyan

Социологическое изучение мирового порядка

В области международных отношений (МО) принято оперировать государствами как субъектами действия. Однако обращение к социологии МО детализирует субъектов действия, которыми могут оказаться любые группы, слои или институты государства. Анализ МО становится более подробным, а само государство может при этом принимать любое обличье, в зависимости от доминирующей на данный момент группы. Вспомним, Армения советская была непохожа на Армению рыночную, потому что от имени государства действовал иной социальный субъект. А Армения сегодняшняя не похожа ни на что из предыдущей истории. Точно так же, Англия до Кромвеля была одна, а после Кромвеля стала другой. Аналогичное можно сказать и про все остальные государства. Изменилась и Франция после революции 1789 г., другими после революций стали и множества иных стран, Германия, Россия, Турция и др. В странах остается то же название, но меняется социально-политический субъект, представляющий данное государство. А стержнем субъекта всегда является присущая ему деятельность: нефтепромышленники имеют иные производственные интересы, нежели сфера IT или розничная торговля. Субъект в этом смысле – это всегда представитель определенной деятельности, это не отдельный человек, а группа, слой, профессия. Иногда при смене субъекта даже чиновничий аппарат остается тем же. Меняется его ориентация. Вместо обслуживания потребностей крупного производства, чиновники занимаются, скажем, рекламой туризма. Вместо продвижения науки, обслуживают пришедшие к власти уголовно-криминальные группы. Лицо государства резко меняется в зависимости от специфики деятельности возглавившего государство субъекта. Другое дело – почему те, а не иные группы пришли к власти, тоже имеет свое, вполне понятное объяснение.

Но мы здесь хотим показать, что в зависимости от профиля ведущей деятельности пришедшего к власти слоя, меняется также конфигурация всего мирового порядка. Понятно, что войны выдвигают на первый план военных, и после войн много генералов занимают высшие ступеньки власти. Но надо заниматься восстановлением хозяйства, и генералы тут не к месту. Поэтому разными способами их отодвигает в сторонку инженерно-технический или строительный субъект. Но меняется и вся остальная конфигурация. В школах делают упор на другие предметы, воспитание и культура смещаются к созиданию и творчеству, и этот процесс начинает охватывать и соседние страны, ввиду тесного информобщения и общих мировых тенденций. Компьютер породил целый новый класс причастных к нему специалистов. А он стал влиять на мировую политику в присущей ему тональности. И совсем не так, как формировали внешнюю политику профессиональные военные.

А от этого меняется и конфигурация всех государств, и их взаимоотношения, и формируемые альянсы и союзы. Например, США, Великобритания и Австралия создают новый военно-политический союз, который позволит сторонам более оперативно наращивать между странами обмен информацией по линии военных и внешнеполитических ведомств, а также обеспечит сотрудничество в киберпространстве, в сфере развития искусственного интеллекта и ряда других технологий. Новый союз делает ставку на современные информационные средства войны, которые с меньшими затратами людских сил обеспечивают экономическое, политическое, военное и идеологическое доминирование англосаксов во всём мире. Известно, что кибероружие позволяет намертво «выключить» целую страну, даже такую как Китай, конечно, если заранее он не подготовится. Таким образом, различия в количестве населения и живой силе становятся несущественными.

Следовательно, социологическое рассмотрение МО позволяет учесть более тонкие факторы, влияющие на общее построение мирового порядка. Зафиксируем этот аспект конкретной специфики влияния государства через основополагающий для находящегося у власти социального субъекта вид деятельности. Тогда учет этого фактора поможет нам выяснить причины «падающих», «несостоявшихся», «имитационных» квазигосударств, и наоборот, получить уверенность в благополучной навигации в мировом порядке иных, стоящих у руля социальных субъектов. Несомненно, первое, на что оказывает влияние этот субъект – это форма организационных связей и структур общества (при данном государстве).

Перечислим ряд возможных специфических воздействий государства на организацию общества. В одних государствах производственная сфера формирует общую атмосферу, систему ценностей и культуру общества, в других – торговля, в третьих – банковская деятельность, в четвертых – военная, в пятых – разбой и оргпреступность, в шестых - религия и вера, в седьмых – наука и образование, в восьмых – мелкотоварная деятельность, в девятых – туризм и обслуживание, в том числе и сексуальное, в десятых – эксплуатация природных ресурсов и т.д. Несмотря на то, что в каждом государстве могут присутствовать все эти виды деятельности одновременно, но ведущая деятельность накладывает свой отпечаток на все остальные, выделяя свои приоритеты и нужды в качестве главных. Именно через нее смотрится внутренняя социальная структура общества в данном государстве. Парадоксально, что в советской Армении в свободе нуждался прежде всего производственный и инновативный субъект, а получил ее сегодня мелкий лавочник.

Но само выделение некой деятельности в качестве главной, находится в двояком взаимоотношении с мировым порядком. Ее выдвижение в том или ином государстве зависит от более широкого фактора - общей специфики всей системы международных отношений. Потребности последней в равновесии или в ускоренном развитии распределяют виды деятельности по разным странам, естественно, учитывая в определенной степени сложившиеся в них условия и возможности. Если в одной стране хотят развивать космическую сферу, от системы международных отношений может поступить запрет на эту деятельность, взамен которой предложат, например, финансовые или валютные операции. Нежелание или сопротивление отдельных стран преодолевается или силовым путем или вливанием дополнительных инвестиций. В международных отношениях уже давно установилась специализация государств по отдельным видам деятельности. И эту стабильность система оберегает. Ведь, как только на какой-то момент истории устанавливается доминирование в стране определенного вида деятельности, то сразу же, вслед за этим начинается перестройка унаследованных от прошлого этических ценностей и культурных норм, правовых и конституционных регламентов, введение новых компонентов образа жизни, связанных или вытекающих из этой доминирующей в обществе деятельности. Вслед за этим интенсифицируется сопутствующая им сфера музыки, театра, искусства в целом, подаваемого населению как обязательное дежурное блюдо. Неминуемо все эти факторы повлияют и на общий мировой порядок, от изменений в котором он себя и оберегает.

Естественно, все эти изменения отразятся на образовании – школьном и вузовском, пишутся новые учебники, и под них подбираются новые учителя и преподаватели. Все эти процессы курируют представители ведущей деятельности, входя во все попечительские советы и курирующие органы в качестве главных советников. Одновременно формируется управляющая государственная администрация, которая не обязана знать о своем происхождении через упомянутые нами процессы и механизмы смены доминирующей деятельности. Естественно, такие кардинальные изменения, влияющие на мировой порядок, недопустимы с точки зрения его стабильности. Поэтому все «революционные», в хорошем смысле, движения во многих странах не достигают своих целей, поскольку не учитывают «настроения» мирового порядка. В море не могут быть отдельные, автономные, высокие волны. Или шторм на море, или штиль, но касается всего моря. Поэтому социологическое изучение мирового порядка равносильно пользе от прогнозов погоды. И прежде чем выводить в море свой идейный корабль, надо учесть наличие социальной «бури».

Для этого надо изучить структуру мирового порядка и там найти главного социального субъекта и его ведущую деятельность. Об этом говорит и понятие так называемого «глубинного государства», зафиксировавшее приоритет частной группы над общегосударственными интересами. Фактически, мировой порядок формируется союзами крупных олигархов, при сопутствующей «приватизации» ими государств, которые вследствие этого начинают проводить политику передела уже разделенного между государствами мира в интересах не государств, а своих и союзных монополий, а точнее, частных лиц.

Например, сегодня просматривается усиление Ватикана в мировой политике при наличии его тесных связей с крупным олигархическим бизнесом. Некоторые круги в Армении это заметили и уже пытаются использовать этот фактор. Насколько это удастся, зависит от концептуальной загрузки Ватикана. А она, увы, далека от армянских ожиданий. В Ватикане внедрена концепция человека, которая отказывает ему в Божественной трактовке происхождения и, нивелируя духовную и социальную составляющие, она низводит его до биологического уровня. И разделяет людей непроницаемыми барьерами на изолированные касты высших и низших, превращаясь в основание политики социальной сегрегации и апартеида, что особенно отчетливо проявляется в ходе эпидемии. Сейчас в Ватикане доминирует орден иезуитов, продвигающий «теологию освобождения» - нечто вроде христианского социализма, выстроенного на идеях Второго Ватиканского собора (1962-1965 гг.), провозглашавших воссоединение католицизма с дохристианским иудейским мессианским «первородством».

Очевидно, что такая концепция человека защищает сложившийся античеловеческий порядок и никак не может способствовать свободолюбивым тенденциям развития. Человечеству предстоит долгая борьба с этим злом, но вначале надо понять, какие ошибочные действия людей и государств привели к разрастанию этой раковой опухоли. Сто лет назад реакцией на нее стал революционный социализм, которые не только не решил эту проблему, а наоборот, умертвил в революционных войнах и геноцидах миллионы людей и тем только укрепил альянс частников, теперь бросивших вызов всему человечеству в лице доктрины глобализма. Нет смысла вести спор о словах: капитализм так же порочен, как и социализм. Ими прикрываются лютые враги человечества, опуская его до пронизанного материальным спора, чтобы не дать ему воспарить к духовному его существу. В древней Индии такой лексикон свидетельствовал бы о ментальности слоев вайшьи. Очевидно, что сделан элитарный выбор в пользу системы тоталитарного управления людьми, прикрытый демагогией, якобы, «благородных» целей ликвидации бедности и нищеты, сведенных в идеологию «устойчивого развития». Ночь опустилась над человечеством.

Как только в мировом порядке определяется программная доктрина, а в общей системе международных отношений происходит более или менее удовлетворительная специализация стран по типам «добровольно-принудительной» ведущей деятельности, начинается переподготовка соответствующего дипломатического и посольского аппарата внутри самих стран, обязанного поддерживать эту программу, несмотря ни на что, даже в ущерб своим странам.

Далее начинает работать информационно-идеологический аппарат, внушающий населению правильные и неправильные (естественно, с точки зрения программы и ведущей деятельности) поступки и действия, в том числе, выбор образования, профессии, страны и места проживания, супруги, одежды, ресторана и предпочтительной еды. Появляется своеобразное политическое существо с прогнозируемыми повадками, ареалом обитания и иерархией подчинения.

Чтобы эти рассуждения не были столь оторваны от всем знакомой картины, проиллюстрируем их недавним историческим периодом. В конце 19 и начала 20 века в число доминирующей деятельности на планете выдвинулась инженерно-техническая. Ей предшествовали предыдущие века научного подъема, которые, правда, были делом талантливых одиночек. Но уже с ростом потребностей в технике инженерная профессия сделалась массовой и наиболее притягательной. Понемногу, эта деятельность становилась ведущей в развитых странах и, соответственно, все начинало двигаться по указанному в предыдущих абзацах пути. Политическая сфера запестрела фамилиями известных инженеров, архитекторов, изобретателей и т.д. Желающие удостовериться в этом могут полистать литературу тех времен. Инженеры пошли во власть. Их назвали технократами, а тот политический порядок, который они проводили в жизнь (кстати, совсем неплохой), назвали технократией. Возникло широкое политическое движение, охватившее ряд стран Запада, с перспективой инженерного глобализма, т.е., создания некой системы международного порядка, в основе которой были бы интересы и ценности инженерной деятельности. Это политическое движение обеспокоило традиционно влиятельные на Западе торгово-банковские круги (слои вайшья), которые и формировали до этого (с попеременной ролей церкви) менталитет западного человека (по крайней мере, с 17-18 веков). Желая ослабить это движение экономически, они организовали всем известную депрессию 1929-30 годов. Производство конечно свернулось, но не до желаемой степени. Затем следуют новые удары в лице 2-й мировой войны и последующего вероломного финта, эксплуатирующего присущую бизнесу жадность. Производственный бизнес убеждают, что их прибыль значительно повысится, если они перенесут производство в страны со значительно меньшей оплатой за труд. И овцы потащились за козлом. Перенесенные производства (за исключением военных) опустошили Запад, а главное опустел весь инженерно-технический класс, который вынужден был перебазироваться за рубеж вслед за самим производством. (Кстати, точно так же поступили и с инженерными кадрами постсоветских республик, включая Армению). После этого инженерный глобализм пошел вспять, и в руководящие кресла вальяжно уселась финансовая сеть, паутиной кредитов, долгов и инвестиций опутавшая не только население стран, но и их дух, волю, сознание и, конечно, интеллект. Этот, новый вид армии и создал тот мировой порядок, с которым мы знакомы не понаслышке. (Кстати, немало интересного ждет исследователей социологии банковской деятельности. Например, стоит посчитать количество банковских пунктов по странам и общее количество задействованных лиц, в том числе и в обменах валюты ).

Экономисты имеют в качестве этих фактов основание для пересмотра своих теорий, а особенно, набившего оскомину убеждения в приоритете экономики в политических процессах (тоже из разряда лексикона вайшья). А сегодня мигранты выполняют ту же роль удара по экономике ряда западных стран, в результате роста которой может возникнуть пугающий финансистов риск нового инженерно-технического класса с его известными им приоритетами. (Кстати, разговоры о возможном приходе Трампа можно интерпретировать именно в этом плане) .

Но продолжим моделирование системы международных отношений. Состоявшееся международное разделение труда требует его контроля, охраны и перераспределения получаемой продукции. И как всегда, при дележе возникают новые противодействия и конфликты, даже при общности программы, как это все недавно видели в конфронтации Англии и Франции. Если есть, что делить, то появляются конкуренты. «Священный» долг каждого из конкурентов – принизить, очернить, скомпрометировать, а то и оболгать образ жизни и систему ценностей остальных, не забывая использовать их в своих целях. В то же время адресовать своей системе ценностей обратные, восхвалительные речи. Особенно, этот фактор эксплуатируется СМИ, занятых лепкой вырастающего из этой психологии популизма. Последний можно сравнить с подростковым инфантилизмом, когда дети этого возраста особенно нуждаются во внешних примерах.

Но положительное в том, что ареал «избранных» сузился. В него не попал ряд европейских стран, не говоря уже об остальных. Т.е., условный Запад раскололся. Самое время усилить свою идейную доктрину, прежде всего, Ирану, а затем уже России и Китаю. Пора выходить из примитивного «экономизма» Запада, который закрывает пути к безграничным источникам космической энергии.

Но надо быть готовым к традиционной ловушке, практикуемой в международной конкуренции. Понятно, что сильный получает больше, хотя всегда хочет получить все. Из статьи Откуда берется сила у власти? можно извлечь принцип, согласно которому сильный непрерывно сеет рознь и враждебность между всеми субъектами международных отношений, чтобы сделать невозможной коалицию союзников, направленную против него. Он знает, что, как говорила «Артхашастра» еще 2 тысячи лет назад, слабые должны объединяться со средними, чтобы противостоять сильным. Именно этого он и не хочет допустить. Таким образом, складываются естественно возникающие ситуации: перманентное разрознивание всех и со стороны всех создает тяготеющие друг к другу группировки слабых, которые используются средними для вызова сильным в целях их ослабления и перераспределения добычи. И самое правильное в таких условиях, что и предпринимает, в конечном счете, сильный – это незаметно возглавить такого рода группировки и повести их по ложному пути. И это совершенно универсальные, традиционные, может быть даже природные алгоритмы, поэтому мы снимаем обвинения в чей-либо адрес, будь то государство, цивилизация или революционная партия. Иллюстрацию всех компонентов этого алгоритма можно увидеть в многострадальной Армении.

Таким образом, сильный намеренно создает ложно многополярную систему международных отношений, которая, в силу математических законов, всегда вырождается в биполярную. А поскольку он уже заранее невидимым образом возглавил все политические процессы в обеих полярных группировках, то уже ничто и никто не может застать его врасплох. Любой международный субъект, хочешь, не хочешь, вынужденно будет присоединяться к одной из двух группировок. И начинается рутинная работа по приставлению к каждому субъекту международных отношений, в чем-то угрожающему сильному, своего агента, цель которого в создании для этого субъекта ложной угрозы, отвлекающей его внимание от сильного. Правда, и за этим агентом нужен глаз да глаз, иначе и он возомнит о себе невесть что. Но для этого, подобный маневр повторяется снова и снова, формируя вездесущий, легко моделируемый фрактал. Об этом алгоритме треугольника есть прекрасная статья Манвела Саркисяна «О некоторых «тайнах» международных отношений» (https://acnis.am/archive/publications/2010/Several%20»Secrets»%20of%20International%20Relations.pdf?fbclid=IwAR0Mfn3nkDi8deSzORmMJdKeEVgt8UsahbgujkmPHseaholWUMitPYLWNaE ) .

Стало привычным сразу же винить во всех кознях лапидарные США и их политику. Но, как было раньше сказано, в социологии международных отношений не так просто выявить субъекта. Он даже тщательно маскируется и ложно выдвигает на эту роль некое, более бесхитростное образование. (См. начало статьи и перечисление различных видов деятельности). Есть определенная степень уверенности, что и Китай, по мере накачки своих мускулов, последует этому пути. И опять возникнет неизбежный биполярный мир как единственное условие дальнейшего развития и роста необходимого разнообразия. Так что любая гегемония будет плодить и поддерживать свой антагонизм, как условие избегания застоя и депрессии. Одновременно, она получает косвенный контроль над всеми «нейтральными» или посредничающими между полюсами странами. Так, некогда в давней истории, один и тот же народ, раскинувшийся на территориях от Арала до Египта, создал множество соперничающих государств, но потерявши бдительность, был проглочен ими.

Почему биполярный мир является более прогрессивным? Если обобщенным интересом стран назвать энергию, под которой подразумевается как энергия природных ресурсов, солнца и всех запасов флоры и фауны, так и социальная, интеллектуальная и волевая энергия, то те страны, которые будут переживать ее недостаток, вынуждены будут окунуться в инновационную атмосферу, требующую создания такой организации жизнедеятельности, которая при тех же затратах энергии будет давать более ценный продукт. Неизбежно, эти страны будут стоять перед интенсификацией энергии своего населения: с одной стороны, уменьшить потребление энергии до возможного минимума, с другой стороны, добиться создания максимально возможного при такой энергии результата. Здесь возможно даже возрождение творческой и созидательной жизнедеятельности, как это, например, оказалось возможным в Японии и др. странах, испытывающих недостаток энергии. Некоторым домохозяйкам придется менять свои привычки. Если раньше они выбрасывали ненужные вещи, то теперь будут искать их новое применение. Точно так же исчезнут лишние люди. Каждый человек получит возможность деятельности в тех условиях, которые соответствуют его склонностям, и максимально востребованы обществом.

В социологии международных отношений есть еще один и практически неоглашаемый аспект. Одна из функций гегемона – формирование культур народов подчиненных стран. Наряду с подбором приличествующей им, согласно интересам гегемона, ведущей деятельности ведется определенная работа и по выращиванию народов, пригодных для специфических международных функций. Например, подготовка всегда готовых к любой войне агрессивно настроенных народов, формирование склонных к терроризму этносов, или подбадривание в других склонностей к самолюбованию, эгоцентризму, самовосхвалению, или лишение народов в региональных инкубаторах организационного мышления. Например, любой назначенец из последнего инкубатора непременно провалит любую работу, что и требовалось от него. Поэтому наряду с ведущей деятельностью надо присмотреться и к социокультурным навыкам народа, чтобы выявить функцию, которой он наделен в международном разделении труда. Например, сегодня процесс вестернизации постепенно сменяется процессом истернизации, т.е., усвоением ценностей восточной культуры. И, видимо, пора оставить СМИ популярную детскую поговорку, «что нет преступных народов». Путь к культуре очень долог. А упасть можно мгновенно.

Но есть и один обнадеживающий фактор, убеждающий в возможности длительного существования человечества. Все оно представляет единый организм, сходный с естественными организмами. Акупунктурные исследования показали, что получаемая человеческим организмом энергия равномерно распределяется по всем органам. Более того, если какому-то органу требуется дополнительная энергия, то другие органы передают ему свою, пока он не удовлетворит ее недостаток. Последний выздоравливает. Но в результате может заболеть иной орган, которому не хватило той энергии, которую он пожертвовал другому. Т.е., в конечном счете, заболевает самый слабый орган, а не тот, к которому была направлена дополнительная энергия.

Перенося, с естественными оговорками, эти выводы на систему международных отношений, мы принимаем ее саморегулирующийся характер. Из далекой древности к нам пришли понятия взаимопомощи, сотрудничества, жертвы собой во имя Целого. Сегодня они формируются в терминах отказа от «игры с нулевой суммой», когда выигрыш одного сулит проигрыш другому, и предпочтение отдается «играм с ненулевой суммой», когда выигрывают оба и даже все. А это уже вопросы глобальной этики, обязательного и абсолютного политического равноправия, высокой культуры при ее взаимозависимости от остальных, отказа от политической колонизации и честного сотрудничества, например, в освоении космоса. Из принятия аналогии с человеческим организмом можно вывести следствие, что сегодняшний мировой порядок смертельно болен, если не находится в агонии. Что надо делать далее, люди сами догадаются.

Э.Р.Григорьян

0 views0 comments

Recent Posts

See All

Կոմպրոմիսի չենթարկվող հակադիր աշխարհ

Ֆյոդոր Լուկիանովի հետ կազմակերպված «Կոմպրոմիս նախատեսված չէ» հարցազրույցը բավականին հետաքրքիր ու բովանդակալից է։ Հեղինակը հիմնականում ներկայացնում է Ատլանտյան ու Մայրցամաքային քաղաքակրթությունների բախ

Азиатская война - когда ожидать?

В настоящее время всё наше с вами внимание приковано к той битве, что ведёт Россия с Западом, и это вполне естественно. Специальная военная операция, санкции и контрсанкционная борьба, всё более отчёт

Comentários


bottom of page