top of page
  • Writer's pictureAnna Zakharyan

Arthur Ustian. Армяне Трансильвании в XVIII–XIX вв.

Юдит Пал справедливо отмечает, что созданная группой интеллектуалов идеология ― арменизма, не смогла предотвратить процесс ассимиляции армян. Но разве она могла предотвратить этот процесс в условиях отсутствия у армян собственной государственности? Нет конечно. Поэтому идеология арменизма дала бы положительные результаты только при условии наличия динамичной армянской государственности, причем мирового уровня, способной адекватно реагировать не только на запросы армян Восточной Европы, традиционно находившейся со времен Византии (а по другим данным - со времен Хеттского царства и древнеармянского царя Шаварша I XIV в. до н.э. и основания им Шаваршавана (Варшавы)) в орбите армянской православной культуры и армяно-византийской государственности, но и являвшейся непосредственной территорией армянской политэкономической, культурной и генетической колонизации. После Второй мировой войны же проблема арменизма не потеряла свою актуальность, она просто перешла в иную стадию, стадию анабиоза и связано это было с тем, что в рамках СССР появилась армянская республика, которая по сути дела стала армянской протогосударственностью и значительным фактором арменизма на Кавказе в виде становления будущей государственности. С развалом СССР у арменизма появилось "новое дыхание" в виде независимого государства и созданного на современном интеллектуальном (научно-политическом) уровне "политической идеологии аревизма" (арменизма), а значит эти факторы создают возможность выхода из состояния временного анабиоза и возрождения армянской Восточной Европы в рамках идеологии арменизма (реарменизации региона). Государственность и его развитие через научно-политическую (политологическую) обоснованность - это тот фактор, который не позволяет развиваться механизму ассимиляции, особенно в регионе традиционного этно-культурного армянского влияния и доминации. +++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Армяне селились в Трансильвании и в более ранний период. Известно, что еще в XIV в. армянское население Галиции (современная Украина), также как и армяне из Молдовы активно участвовали в развитии торговых отношений между Трансильванией и странами Средиземноморья. После заселения Трансильвании армянами, великие князья Михай Апафи I и Михай Апафи II наделяют их привилегиями – свободой торговли, а также правом судебного и административного самоуправления. Армяне учреждают в княжестве торговые компании, которые вплоть до конца XVII в. имели право избирать своего президента (председателя). Что касается численности армянского населения, то в соответствии с установившейся традицией, большинство историков, без каких-либо оговорок, утверждают, что в 1672 г. в Трансильвании обосновались 3000 армянских семей... однако после число армян стремительно падало. Армяне развернули в Трансильвании, также как и во всех странах Восточной Европы, бурную ремесленную и коммерческую деятельность, в успешном осуществлении которой большую роль сыграли сложившиеся торговые отношения с Молдовой. Быстрые экономические успехи армян в начале XIХ в. лишь способствовали усилению этого негативного подхода, но их деятельность, направленная на развитие и процветание Трансильвании, позволила, по истечению времени, сформировать иное, позитивное отношение к армянскому населению. Об этом свидетельствует характеристика, данная армянам уже упоминавшимся этнографом Орбаном Балазом. В середине XIX в. он подчеркивал следующие их особенности – компетентность, понятливость, восприимчивость, осмотрительность, серьезность. Учитывая, что О. Балаз перечислил исключительно положительные черты характера, можно предположить, что армяне в этот период рассматривались как представители цивилизованного народа, наделенные честностью и высокой воспитанностью. Естественно, что подобная характеристика принципиально отличалась от той, которую венгры давали армянам в начальный период их пребывания в Трансильвании. Армяне рассматривались уже в качестве социальной группы, всячески содействующей развитию страны. Столь существенное изменение национального облика можно объяснить следующим образом: армяне способствовали формированию в феодальном обществе новых рыночных отношений, тем самым предопределяя интенсификацию процессов национальной интеграции населения, то есть действовали в парадигме образа мыслей тех венгров, которые пытались сформировать национальную буржуазию. К середине XIХ в. в Венгрии уже появились многочисленные капиталистические, рыночные структуры. В тот же период начинается процесс интенсивной мадьяризации армян. Несмотря на то, что Трансильвания представляла многонациональный регион, ведущую политическую роль здесь играли Венгрия и венгерское население. Что касается армян, то венгров привлекал интеллектуальный потенциал и предприимчивость этого народа. Таким образом, можно сказать, что положительный образ армян, представленный Орбаном Балазом, носил в то время не случайный характер, а был в среде венгров уже сложившимся мнением. В конце XVIII в. созданная годами экономическая инфраструктура армян начинает деградировать и разрушаться. Наиболее влиятельные купцы вливались в ряды местной венгерской знати, избирали новую сферу деятельности, пополняли политические организации. Подобные процессы шаг за шагом лишали армянскую общину своих самых богатых и предприимчивых представителей. Армяне последовательно теряли свои экономические преференции, что, в свою очередь, объяснялось значительным сокращением их традиционного рынка. В середине XIX в. в истории армян Трансильвании происходит новый поворот. Этнические группы после революции 1848 г. теряют свой правовой статус и их неизбежная интеграция в новое общество означала одновременно утрату их национальной идентичности. В этих условиях многие национальные объединения выступили против ассимиляционных процессов. Что касается армян, то во второй половине XIX в. значительная их часть консолидировалась вокруг идеи о создании новой национальной идеологии под названием ― арменизм посредством которой группа интеллектуалов пыталась возродить армянский национальный дух. В основу формирующейся идеологии и национального облика армян закладывались два ценностных фактора – самоидентификация армянского народа и сохранение его языка и обычаев в совокупности с идеей необходимой и важной роли армян в истории Венгрии и венгерского народа, при том, что ни одна из этих ценностей не могла рассматриваться изолировано. Тем самым, армяне развивали идеологию, которая восхваляла прошлое, одновременно идеализируя настоящее и будущее армянской общины. Арменизм являлся идеологией, которая пыталась определить контуры обобщенного образа армянина, искажая, тем самым, его собственный облик. В конце концов, последователи этой системы взглядов пришли к взаимному согласию, объявив, что в культурном плане они намереваются остаться армянами, однако в политическом контексте они являются венграми. Способность армян к социальной интеграции становилась краеугольным камнем системы проповедуемых ими взглядов и давала возможность связать два вышеназванных ценностных фактора. Тем не менее, созданная группой интеллектуалов идеология ― арменизма, не смогла предотвратить процесс ассимиляции армян. После Второй мировой войны проблема ― арменизма уже потеряла свою актуальность. Юдит Пал. Румыния, Университет им. Бабеша-Бойяи. Армяне Трансильвании в XVIII–XIX вв. Из сборника (с. 115-122)

1 view0 comments

Recent Posts

See All

Նրանց համար, ովքեր տեղյակ չեն։

Մասոնական օթյակների հիմնադիր Մագիստր՝ ամենաազդեցիկ հայն իր ժամանակաշրջանում։ 1872-ին Մոսկվայում, երբևէ Շահ Աբասի բռնի հրամանով Արևելյան Հայաստանից Պարսկաստանի Իսֆահանի նահանգ գաղթած Լիանոսյանների ընտա

Kommentare


bottom of page